Skip to content
Главная | Наследовательное право | Ответственность за фальсификацию и подложность доказательств в гражданском процессе

Уголовная ответственность за предоставление сфальсифицированных документов в арбитражном процессе.


Процессуальные последствия обращения в суд с заявлением о фальсификации подложности доказательства 1. Действующее арбитражное процессуальное законодательство в п. При этом АПК РФ не определяет, кому и какие уголовно-правовые последствия должны быть разъяснены судом. Рабочая группа Арбитражного суда г.

Удивительно, но факт! Постановление ФАС Московского округа от

Москвы, проводившая обобщение практики рассмотрения заявлений о фальсификации доказательств, установила, что в большинстве случаев отражение судом разъяснения уголовно-правовых последствий в протоколе судебного заседания производится либо без соответствующих подписей сторон и ссылок на конкретные статьи УК РФ, в соответствии с которыми в предусмотренных законом случаях наступает уголовная ответственность, либо вовсе не производится Правовую неопределенность по вопросам о том, кому и какие уголовно- правовые последствия необходимо разъяснять при подаче заявления о фальсификации доказательства, в доктрине гражданского процессуального права предлагают устранять различным образом.

Существующие точки зрения можно разделить на три группы. Так, согласно первой, лицу, заявившему о фальсификации, разъясняются уголовно-правовые последствия, предусмотренные ч. Данная точка зрения нашла своих сторонников и в сфере правоприменения Согласно второй точки зрения, заявитель предупреждается об уголовной ответственности только по ч. УК РФ , то есть за клевету, а лицо, представившее спорное доказательство - по ч.

Соответствующие примеры также имеются в судебной практике Представители третьей точки зрения считают необходимым разъяснять заявителю уголовно-правовые последствия ч. Как правило, именно таким образом в большинстве случаев лица, участвующие в деле, предупреждаются об уголовно-правовых последствиях заявления о фальсификации доказательства Как можно было заметить, доктрина и практика единогласны в том, что лицу, представившему спорное доказательство, необходимо разъяснять См.: Решение Арбитражного суда Московской области от Постановление ФАС Московского округа от В соответствии с нормами указанной статьи предупреждать об уголовной ответственности за фальсификацию необходимо как само лицо, участвующее в деле, так и его представителя, поскольку последний в ч.

Удивительно, но факт! Тахистова, Конституционный суд РФ указал:

Объективная сторона преступления, предусмотренного ч. Преступление имеет формальный состав и считается оконченным в момент предъявления суду сфальсифицированного доказательства. При этом квалификация не меняется, даже если доказательства не были приняты судом или не повлияли на разрешение дела Таким образом, при рассмотрении достоверности заявления o фальсификации доказательства, преступление, предусмотренное ч.

Также считаем, что нет необходимости искать и механизм предварительного предупреждения лиц, участвующих в деле, их представителей об уголовной ответственности за фальсификацию доказательств, то есть до вовлечения доказательств в процесс, поскольку, во- первых, реализация такого положения ввиду многообразия способов представления судебных доказательств по почте, через канцелярию, См.: Уголовное право Российской Федерации.

Оставить заявку

Руководствуясь элементами составов преступлений, предусмотренных ч. Эволюция и проблемы межотраслевого рассогласования: Закон и право, Ответственность в уголовном праве. Асланова "Юридический центр Пресс", Шварца, предупреждение представителя о возможной уголовной ответственности в подавляющем большинстве случаев является действием бессмысленным, поскольку впоследствии он всегда сможет сослаться на то, что реализовывал в процессе волю лица, которое он представлял, и сообщал суду то, о чем его самого проинформировали и при этом не знал истинного положения вещей, соответственно, не может нести ответственность.

Указанный автор также уточняет, что в то же время нельзя через представителя предупредить об уголовной ответственности лицо представляемое, а если представляемым лицом является лицо юридическое, то оно вообще не подлежит уголовной ответственности. Крюкаева считают, что по делам с участием юридических лиц будет иметь значение, чье волеизъявление на представление подложного доказательства либо на заявление о фальсификации имело место.

Указанному лицу, следовало бы разъяснять уголовно-правовые последствия только по ч. Объективная сторона заведомо ложного доноса предполагает сообщение о преступлении в специальные службы, борющиеся с преступлениями, а также в государственные органы или органы местного самоуправления, обязанные передать поступившее к ним сообщение о преступлении органам, осуществляющим борьбу с преступлениями Порядок разъяснения уголовно-правовых последствий, содержащийся в ст.

Следовательно, на момент разъяснения уголовно-правовых последствий сообщение уже сделано, и если оно заведомо ложное, то преступление уже совершено. Думается, что предупреждение об уголовной ответственности должно предупреждать предвосхищать совершение каких-либо преступных действий. Так, например, в соответствии с ч. В свою очередь, разъяснение уголовно-правовых последствий ч. Во-вторых, клевета предполагает распространение сведений, порочащих честь и достоинство, в отношении конкретного человека, однако указать в заявлении о фальсификации доказательства лицо, даже предположительно совершившее указанное преступное деяние, представляется весьма затруднительным, поскольку круг возможных субъектов фальсификации слишком широк лицо, участвующее в деле, его представитель, а также любое другое лицо и группа лиц.

Посредством такого предупреждения суд в ряде случаев избегает необходимости проведения проверки заявления, делая вид, что никакого заявления не было, хотя в действительности событие преступления, возможно, имело место. Такой подход законодателя и правоприменителя вряд ли следует считать верным, поскольку он не согласуется с принципом неотвратимости наказания.

Если при рассмотрении дела судья обнаружит в действиях стороны, других участников процесса, должностного или иного лица признаки преступления, он обязан сообщать об этом в органы дознания или предварительного следствия ч. Практическая значимость указанного вопроса очевидна: Доктрина гражданского процессуального права и опыт зарубежных стран предлагают различные механизмы по обеспечению реализации уголовно- правовых последствий, предусмотренных уголовным законодательством за фальсификацию доказательств по гражданскому делу и заведомо ложное заявление о фальсификации.

Поскольку ни гражданский процессуальный, ни арбитражный процессуальный порядок не приспособлены для проверки сообщений о преступлениях, П. Скобликов предлагает решить данную проблему путем включения в АПК РФ нормы, согласно которой при подаче стороной заявления o фальсификации доказательства, суд должен будет немедленно направить его компетентным органам Представляется, что данная мера, вероятнее всего, существенным образом осложнит как саму процедуру проверки и рассмотрения заявления о фальсификации доказательства, так и весь процесс рассмотрения и разрешения дела по существу.

Передача заявления в правоохранительные органы сделает невозможным дальнейшее движение дела, причем на неопределенный и достаточно длительный срок, что способно нанести значительный ущерб правам и законным интересам лиц, обратившихся в суд за защитой. Более того, по мнению диссертанта, правовая природа заявления о фальсификации имеет двойственный характер.

Главная цель, которую преследует лицо, добросовестно заявляющее о фальсификации доказательства, заключается не в том, чтобы привлечь виновное лицо к уголовной ответственности, а в том, чтобы провести проверку достоверности доказательства, установить факт его несоответствия фактическим обстоятельствам дела и исключить из числа доказательств по делу.

Указанная цель наилучшим образом может быть достигнута именно в рамках гражданского судопроизводства, где суд обладает наиболее полной картиной сложившихся между сторонами отношений, имеет возможность оценить спорное доказательство в совокупности с другими доказательствами, а также в необходимых случаях назначить проведение соответствующей экспертизы, допросить свидетелей, истребовать другие доказательства, принять иные меры.

Поэтому автором настоящей работы отрицается необходимость и целесообразность проверки заявления о фальсификации доказательства в рамках уголовного процесса. В гражданском процессуальном законодательстве Франции, в случае возникновения сомнения в подлинности доказательства, заявление о подлоге должно быть рассмотрено в судебном заседании с обязательным участием См.: Арбитражный и уголовный процессы: Судья при рассмотрении данного заявления вправе предпринимать меры, аналогичные мерам, принимаемым при проверке подлинности содержания или подписи документа в простой письменной форме.

В случае обнаружения подлога документов прокурор, участвующий в деле, вправе возбудить по данному факту уголовное преследование Статья ГПК Белоруссии "Доказывание подложности письменных доказательств" предусматривает, что в случае установления подложности письменных доказательств суд направляет информацию об этом прокурору для решения вопроса о привлечении виновных к уголовной ответственности С точки зрения пресечения необоснованных заявлений о фальсификации доказательства привлечение прокурора к участию в деле представляется действенной мерой, которая, с одной стороны, обеспечивает надлежащую деятельность суда при проверке заявления, с другой — эффективный механизм реагирования на выявленные в гражданском процессе признаки преступления.

Однако с точки зрения организации процесса необходимость личного участия прокурора в деле может затянуть сроки рассмотрения спора, поскольку при получении заявления о фальсификации доказательства суд будет вынужден отложить судебное заседание для привлечения прокурора. Учитывая то обстоятельство, что любые изменения, вносимые в цивилистическое процессуальное законодательство необходимо соотносить с системой принципов отрасли права, становится очевидным, что решить проблемы, связанные с фальсификацией доказательства в гражданском судопроизводстве, невозможно без обеспечения надлежащего функционирования принципа законности.

Гражданский процесс зарубежных стран: ТК Велби, Изд-во Проспект, Проблемы установления истины в гражданском процессе. Во вторую очередь предлагается создание уведомительной формы взаимодействия арбитражных судов и судов общей юрисдикции с правоохранительными органами, при которой судья в случае обнаружения признаков состава преступлений, предусмотренных ч.

Указанный способ позволяет избежать волокиты, связанной с передачей заявления о фальсификации доказательства для проверки в правоохранительные органы, исключает необходимость личного участия прокурора в процессе, но в то же время обеспечивает оперативное реагирование на выявленные при проверке заявления о фальсификации доказательства признаки преступления, чем достигается профилактика фальсификаций доказательств и необоснованных заявлений о фальсификации доказательств в гражданском судопроизводстве.

Предлагаемая форма взаимодействия суда и правоохранительных органов обуславливается правовой природой заявления о фальсификации доказательства, которая, как уже было сказано, имеет двойственный характер, и общественной опасностью преступлений, предусмотренных ч.

были Ответственность за фальсификацию и подложность доказательств в гражданском процессе Есть

Одним из возможных последствий заявления о фальсификации доказательства согласно п. В целом, право исключения судебного доказательства из числа доказательств по делу, в том числе при проверке достоверности заявления о фальсификации доказательства, следует рассматривать в двух плоскостях. Во-первых, с точки зрения существования отсутствия такого права у суда.

Во-вторых, с точки зрения обоснованности предоставления лицу, участвующему в деле, права исключать представленное им доказательство, заподозренное в фальсификации. В доктрине гражданского процессуального права встречаются работы, в которых указывается на необходимость создания в гражданском судопроизводстве по аналогии с уголовным процессом института исключения судебного доказательства по инициативе суда Принимая во внимание то обстоятельство, что в судебной практике распространены случаи, когда арбитражные суды по итогам проверки заявления о фальсификации доказательства признают спорное доказательство недостоверным и исключают его из числа доказательств, считаем необходимым, рассмотреть вопрос о возможности и целесообразности введения института исключения судебного доказательства по инициативе суда в отношении доказательств, признанных судом сфальсифицированными.

Стоит также отметить, что такое право было предоставлено суду по Уставу гражданского судопроизводства года. Так, если при возникновении спора по сомнению в подлинности акта или спора о подлоге акта, сторона, представившая спорное доказательство не представляла в срок, предусмотренный Уставом, отзыва о том, намерена ли она использовать спорный акт, документ устранялся из производства, и дело решалось на основании других доказательств ст.

Исключался спорный акт и в тех случаях, когда по итогам рассмотрения спора по сомнению См.: По мнению диссертанта, гражданское судопроизводство не нуждается во введении так называемого института исключения судебного доказательства по инициативе суда.

Заявление о фальсификации доказательств по гражданскому делу

Для определения дальнейшей судьбы доказательства, признанного сфальсифицированным, суд должен разрешить вопрос не об исключении такого доказательства, а о его доказательственном значении. По мнению одних ученых, достоверность является неотъемлемым признаком судебного доказательства, следовательно, доказательство, признанное судом сфальсифицированным, полностью утрачивает свое доказательственное значение.

Несколько иначе к этому вопросу подходит А. Боннер, который указывает, что "и подложный документ является доказательством, но значение получаемой с его помощью информации кардинально меняется. Если документ, по поводу которого был заявлен спор о подлоге, является подлинным, то содержащиеся в нем сведения могут быть положены судом в обоснование требований или возражений представившей его стороны. Признание же документа подложным нередко сводит к нулю информационную значимость содержащихся в нем сведений.

В то же время доказательства подложности документа, как правило, будут означать отсутствие обстоятельств, для подтверждения которых документ был представлен" Вопрос о доказательственном значении фальсифицированных доказательств на примере лживых показаний сторон рассматривал в свое время и С. В учебнике по гражданскому процессу под редакцией В. Чечота также указывается, что "любые факты и любые сведения о них, как соответствующие действительности, так и не подтвердившиеся после проведенной проверки, играют роль судебных доказательств" По мнению диссертанта, при определении доказательственного значения доказательства, признанного судом сфальсифицированным, необходимо учитывать, во-первых, в каком объеме доказательство подверглось фальсификации.

Земля Ответственность за фальсификацию и подложность доказательств в гражданском процессе сделал паузу

Так, если доказательство было сфальсифицировано в полном объеме или в такой его части, которая с необходимостью влечет недействительность всего доказательства в целом, то очевидно, что такое доказательство утрачивает свое доказательственное значение, поскольку не может служить доказательством существования отсутствия тех фактов, в обоснование которых было представлено. Однако, представляется, что в отношении иного круга фактов например, недобросовестности лица, участвующего в деле сфальсифицированное доказательство может служить доказательством.

Если же в процессе доказывания возникает спор о фальсификации доказательства в части, не влияющей на достоверность доказательства в целом, например, при подмене отдельных листов договора или при внесении исправлений, дописок, допечаток, то, очевидно, что признание доказательства сфальсифицированным в указанной части не влечет полную утрату им своего доказательственного значения.

Поэтому, считаем допустимым использование данного доказательства в процессе доказывания в той части, достоверность которой не вызывает сомнения. Обратимся к рассмотрению вопроса об исключении спорного доказательства с согласия лица, его представившего п. В доктрине гражданского процессуального права ученые расходятся во взглядах по вопросу о содержании и механизме реализации права лица, участвующего в деле, исключить доказательство, заподозренное в фальсификации.

ними Ответственность за фальсификацию и подложность доказательств в гражданском процессе помнил

Другую точку зрения можно найти в научных трудах М. Треушникова, по мнению которого: Поэтому в случае заявления о подложности документа, лицо, представившее данное письменное доказательство, может просить суд исключить его из числа исследуемых доказательств и разрешить дело на основании иных доказательств.

В законе подчеркнуто "просить исключить", но не возвратить обратно" Аналогичной точки зрения придерживается А.

Читайте также:

  • Мошенничество с пенсионным фондом
  • Хранение наркотиков и транспортировка
  • Снять квартиру на патриарших прудах